ВИДЕОКАМЕРА НА ДНЕ БАЙКАЛА
УСТЬЕ АНГАРЫ онлайн камера
ОСТРОВ ДОЛГИЙ онлайн камера

 

ФОТОРЕПОРТАЖИ

КАРЕЛИЯ

 

 

 

Шуя, Шотоозеро, Порог Кеняйкоски

АДЫГЕЯ

 


 

Фишт и Оштен "Тридцатка"

КРЫМ

 

 

 

Отпуск в Севастополе
Севастополь. Голубая бухта
Севастополь. Херсонесский маяк
Севастополь. 35 береговая батарея
Подземелья Севастополя
В небе над Форосом  

АЛТАЙ

 

 


Восхождение на Белуху

ПОМОРЬЕ

 

 


Внезапный поворот в Туровец на Святой источник

Плюсы и минусы автостопа
Москва - Вологда - Архангельск - Котлас - Великий Устюг - Москва

УРАЛ, ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ

 

 


Невьянск - Верхотурье - Березовский

БАЙКАЛ

 

 

 

Вокруг Байкала
Баргузинский заповедник    
Байкало-Ленский заповедник 
Байкальский заповедник
Прибайкальский национальный парк   
Забайкальский национальный парк
Энтузиасты заповедного дела
Кому и за что платить

ЯКУТИЯ

 

 


Ленские столбы

ЯМАЛ

 

 

 

Ямал - край земли. Метеостанция Гора Рай-Из
Ямал. Путешествие за полярный круг

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ГОРОДА

ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД

 

 

 

История Великого Новгорода
Концы Великого Новгорода
Оборонительные сооружения - Новгородский Кремль
Ярославово дворище
Никольский собор на Ярославовом дворище
Церковь Дмитрия Солунского на Славковой улице  
Церковь Рождества Христова на Красном поле  
Церковь Феодора Стратилата  
Антоньев монастырь
Михайло-Клопский монастырь
Фрески Троицкого собора Михайло-Клопского монастыря

 

ПСКОВ

 

 

 

 

Собор Иоанна Предтечи
Спасо-Мирожский мужеский монастырь   
Церковь Александра Невского 96-го Омского полка

 

ВЕЛИКИЙ УСТЮГ

 

 

 

Великий Устюг
Отдых в Великом Устюге

 

Церковь Александра Невского 96-го Омского полка

…покажи им вид храма, и расположение его, и выходы его, и входы его, и все очертания его, и все уставы его, и все образы его, и все законы его и напиши при глазах их, чтобы они сохраняли все очертания его  и все уставы его и поступали по ним.

         Иезекииль, 43, II

Чтобы передавать знания и нравственные нормы, люди придумали азбуку. Но еще раньше они научились строить. Даже самые простые постройки не только защищали человека от холода, хищных зверей, но уже давали ему первоначальное представление о традициях отцов и дедов. Высшим творением зодчества всегда были и будут храмы, потому что они передают от поколения к поколению, наряду со светскими, еще и сокровенное знание – божественную премудрость. Храмы – огненные буквы, которыми народы вписывают себя в вечность.

В нашей стране долгое время пытались принизить значение церквей, в лучшем случае рассматривая их как сугубо светские шедевры искусства, в худшем же клеймя их как воплощение суеверий и предрассудков, обреченное на исчезновение. Однако любой храм, независимо от его художественных достоинств, пусть самый скромный, воздвигнутый в сельской местности на медяки прихожан, может стать источником откровения и наставления на путь истины и отдельных людей, и целых народов, и даже всего человечества.  

Тем более это утверждение справедливо по отношению к псковским храмам, запечатлевшим решающие моменты истории нашего народа. Именно Пскову выпала честь стать поприщем, где подвизался в трудах ратных во Славу Отечества и в подвигах духовных благоверный великий князь Александр Невский. Его незримое покровительство ощущалось псковичами в самые трудные минуты и позволяло им неоднократно отражать набеги иноземцев на свой город и на Русь, хранить свои культурные и духовные ценности.

***

В стремлении уберечь страну от надвигающейся катастрофы возводился на Завеличье храм во имя благоверного великого князя Александра Невского в 1907-1908 гг. Люди, которые имели прямое отношение к его сооружению, руководствовались религиозными и патриотическими побуждениями.

Речь идет, в первую очередь, о военном министре тогдашней России Алексее Николаевиче Куропаткине. Неудачный исход русско-японской войны в 1904-1905 гг., в которой Алексей Николаевич являлся главнокомандующим русской армии, дал повод его недоброжелателям создать и о нем, и о русской армии того времени одностороннее мнение и сформировать к ним пренебрежительное отношение. Сейчас можно взглянуть на события прошлого более полно, и тем более должны сделать это псковские краеведы, так как А. Н. Куропаткин был их земляком. Он родился в Псковской губернии в 1848 г., в ней же и умер в 1925 г.

Какие черты личности Алексея Николаевича Куропаткина привлекают нас в свете новых изысканий? Теперь нам ясно, что он воплощал в себе много достойных черт кадрового русского офицерства: был храбрым солдатом, разносторонне образованным человеком и имел обостренное чувство долга перед своим Отечеством. Свое мужество он доказал в многочисленных сражениях. Резко недоброжелательно настроенный к нему большевистский историк М. П. Покровский все же вынужден был признать, что Алексей Николаевич видел своими глазами больше военных действий, чем какой бы то ни было русский генерал того времени. Знаменитый русский живописец В. В. Верещагин, встречавший Алексея Николаевича на полях битв во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг., писал: «А. Н. Куропаткин, начальник штаба Скобелева, был, бесспорно, один из самых лучших офицеров нашей армии».

Его преданность Отечеству проявилась не только в честном исполнении воинского долга. В 1918-1919 гг., не желая участвовать в братоубийственной войне, он, кадровый военный, родившийся в семье офицера, всю жизнь прослуживший в действующих частях, отказался от военной карьеры и остался преподавать в основанной им в своем имении сельскохозяйственной школе. Возможно, обращением к плодотворной гражданской профессии он хотел преподать пример, как остановить безумие, охватившее народ. Он не покинул свою страну, хотя французский посол предлагал ему эмигрировать. Надо предполагать, что Алексей Николаевич знал, что новая власть вряд ли позволит ему долго заниматься полезной деятельностью. БЭС (большой энциклопедический словарь)  не указывает, какой смертью умер А. Н. Куропаткин в 1925 г., а М. Н. Покровский в предисловии к его «Дневнику», не стесняясь, сообщает, что боевой генерал «кончил… весьма прозаически: был убит бандитами на своей родине». Видимо, у М. Н. Покровского были сведения о «классовом враге» из первых рук.

То же стремление к плодотворной деятельности во имя отечества обнаружил Алексей Николаевич, когда в 1898 г. был назначен военным министром. Он имел четкие, иногда по-солдатски прямолинейные взгляды на российскую историю. В самом главном они отражали точку зрения, если можно так сказать, целого поколения государственных деятелей, получивших закалку во время царствования Александра III. Сам государь, командуя войсками во время русско-турецкой войны, получил глубокое отвращение к войне как средству решения международных проблем и сделал основным во внешней политике миротворческую деятельность, а во внутренней – хозяйственную и культурную работу.

Эту позицию Александра III А. Н. Куропаткин подкрепил исторической концепцией, изложенной им в трехтомном труде «Задачи русской армии». По его мнению, войны, которые вела Россия в XIX веке, за исключением Отечественной войны 1812 г., были чужды интересам русского народа: «… вместо забот о России и русском племени на главное место были поставлены заботы об управлении судьбами других народов и государств». Отрицательные последствия не заставили себя ждать: «Тяжко занятые в XIX века устройством «блаженства» разных государств и народов, мы произвели такие затраты сил и средств на эти чуждые для русского племени задачи, что крепко отстали в культурном отношении не только от наших западных соседей, но даже и от подчиненного нам окраинного населения». К тому же «вместо благодарности… австрийцы, пруссаки, англичане, французы, италианцы, турки приходили на русскую землю в 1812 и 1825 гг. с целью прекратить вмешательство России в чужие дела».

Из этого Алексей Николаевич делал вывод, что «для России нет никакой выгоды вести новые тяжелые воины и перекраивать карту Европы, чтобы к своему громадному населению прибавить еще несколько десятков миллионов союзников, для поддержания которых придется расходовать к ослаблению России русские силы и средства».

На посту военного министра А. Н. Куропаткин провел ряд реформ в армии, с помощью которых пытался приобщить ее к культурной работе по возрождению России. Ее военные задачи были сведены исключительно к «охране целости границ, защите безопасности и чести России». В военном ведомстве настойчиво внедрялся принцип: «бережно расходовать народные силы и средства», «децентрализовать дело», чтобы развязать инициативу подчиненных звеньев.

Работа по укреплению боевого духа войск также рассматривалась с широкой, общекультурной точки зрения. А. Н. Куропаткин считал, что боевые качества русской армии объяснялись преимущественно характером русского народа:

«Мы видели, какие чрезвычайные трудности приходилось преодолевать русскому войску и русскому народу в борьбе в течение пяти веков за создание России. Народ был беден, невежествен и угнетен. Что же ему помогало выйти победителем против сильнейших его то численностью, то культурой противников?

Прежде всего, возникает вопрос: правы ли были современники вроде Крижанича, Посошкова и других, которые свидетельствовали о чрезвычайных недостатках русского населения XVII столетия. Так, Крижанич считал русских ленивыми, расточительными, пьяницами, не мужественными в бою, не промышленными. Он считал, что русский человек сам себе не хочет добра, если силою не будет принужден.  

Посошков находил, что крестьянское житье в XVII столетии было скудно не от чего иного, как от собственной лени.

Даже историк С. Соловьев, делая оценку внутреннего состояния России в конце XVII столетия, пишет о лени населения и стремлении «отбывать деятельность».

Могло ли, однако, население с такими недостатками создать в XVII и XVIII столетиях то, что возвеличило и укрепило? Могло ли это «ленивое, пьяное» население, выдержав ранее борьбу с татарами, в XVII и XVIII столетиях победить Литву, Польшу, шведов, ливонцев, турок? Могло ли оно выставить в XVIII столетии армию, ставшую на первое место среди армий Европы? Могло ли, наконец, «ленивое и пьяное» население выдержать крайнее напряжение своих сил и средств, чтобы поддерживать государственную власть, строить города, проводить дороги, содержать многочисленную армию, отбывать многочисленные повинности, выдерживать преобразовательную деятельность Петра I? Очевидно, что отзывы современников всех видов (включительно до настоящего времени) о русском человеке односторонни и пристрастны, а выводы о всем народе сделаны на основании отдельных, хотя и многочисленных случаев.

Только при огромных природных силах, дарованиях, религиозности, чрезвычайной выносливости в труде и лишениях, несокрушимом неудачами мужестве русский народ мог выйти победителем из всех тяжких испытаний, выпавших на его долю в тысячелетний период его истории».

Однако эти положительные качества народа, полагал Алексей Николаевич, могут проявляться только при правильной политике, одним из направлений которой является поддержка религиозных начал в обществе. Исторически сложилось так, что именно православная вера «служила для миллионов русских бойцов в течение многих веков путеводной нитью в их поведении». Поэтому любой здравомыслящий политик, искренне болеющий за судьбы Отечества, не имеет права пренебрегать этой духовной силой:

«Кто близко видел обнаженные головы тысяч людей перед движением на штурм, видел серьезные лица, губы, шепчущие молитвы, видел затем то спокойствие, которое овладевало массою после молитвы, отдавшей их на волю Божию, тот никогда не забудет этого зрелища и поймет, какую страшную силу мы имеем в религиозности наших войск.

Многие из тех, которые расшатывают эту веру, не понимают, что они подкапывают корни у дерева, которое их кормит».

Вот почему именно в бытность А. Н. Куропаткина военным министром и была учреждена при Военном Совете военного министерства комиссия по вопросам удовлетворения религиозных нужд войск. Решение об этом было принято в начале 1900 года. На докладной записке военного министра Николай II собственноручно начертал: «Дай Бог, в скором времени удовлетворить религиозные нужды войск, что я считаю делом в высокой степени важным».

Председателем комиссии был назначен представитель известного дворянского рода – генерал от инфантерии граф Иван Дмитриевич Татищев. Не меньшую роль в комиссии играл протопресвитер военного и морского духовенства отец Александр Желобовский.

В 1900 году исполнилось ровно 100 лет, как для священников армии и флота было образовано особое, отдельное управление. Отец Александр Желобовский успел прослужить в нем к этому времени 40 лет. Родился он в 1834 году в селе Петров Пончик, что в Желобях – на окраине Белозерского уезда Новгородской губернии, в семье псаломщика. Окончил Петербургскую академию, но выбрал не престижное место, какое ему полагалось как выпускнику академии, а пошел простым армейским священником. Тогда это было в диковинку, и ректор академии счел своей обязанностью предупредить юношу о тяготах предстоящего служения: в мирное время делить с военными все невзгоды службы в глухих гарнизонах, а в военную пору идти в первых рядах под градом пуль и снарядов.

Однако отца Александра, как и других лучших армейских священников, привлекал духовный подвиг.