Делая выбор ...

 Я уезжала с юга на север с моими детьми, с двумя подростками 11 и 13 лет. Моей поддержкой был Бог и двоюродный брат Март. Никто больше из всей большой семьи не поддержал меня.

Я не понимала, почему?

В моем желании жить вдали от суетливых центров цивилизации – от больших городов – на лоне природы, не было ничего крамольного или противоестественного. Очень многие люди так живут. Даже с точки зрения «пациента» ганзовской «151-ой палаты», мое предприятие было более, чем оправдано. Я говорю о пресловутом «Джокервиле». С другой стороны – моя идея, возможно, имела общие стороны с религиозным дауншифтингом, но в пределах естественных моральных норм вменяемого человека, уставшего от погони за ложными ценностями: ничего общего с прибабахнутыми сектами.

В любом случае, мой шаг не нес ни моральных, ни крупных имущественных потерь ни для кого. Возможно, имели место потери имиджевые и временнЫе. Но взамен их я приобретала многое – достаточно, чтобы не думать об имидже. Время же принадлежит не самому человеку, верно? Им можно распорядиться в рамках своей жизни, но не управлять.

Так я думала поначалу. Но все оказалось намного сложнее и, можно сказать, судьбоноснее.

Оказалось, что неординарные поступки заставляют оставшихся позади обвинять вас в собственной узости: людей вообще возмущает больше всего то, что ты осмелился не походить на них, что тебе оказалось нужным то, что их пугает и ввергает в ступор. Этого они тебе не простят.

Но ведь настоящая свобода начинается с себя: быть свободным – это, в первую очередь, не быть рабом своих собственных умственных коридоров. Такая позиция обязывает иметь полную готовность к многочисленным жизненным сюрпризам, зачастую крайне неприятным.

Я готова не была, хотя понимала, что прежней жизни конец безвозвратный. Как оказалось, за свое решение я заплатила много большую цену, чем рассчитывала, но это не моя вина, а моя беда.

Три года мы готовили с мужем переезд в дереню вместе. Казалось, он полностью разделяет мое стремление, не мешает, а помогает, поддерживает во всем. Мы планировали каждый шаг, взвешивали его сообразно местности и специфики таежного региона, закупали заранее то, что могло нам стопроцентно понадобиться, вели переговоры с нужными людьми на месте по телефону и скайпу, пока лично я первый раз не приехала сюда, чтобы утрясти ряд вопросов. Мы подготавливали почву для будущего, ведь такие дела, как радикальная смена образа жизни, не делаются спонтанно. Март помогал нам словом и делом в перерывах между своими таежными погружениями ))).

Но, когда все уже было почти готово, муж не поехал. Просто не поехал.

Я до сих пор не разобралась, что повлияло на его решение в большей степени – трусость перед сложностями, душевная лень, «доброжелательная» свекровь или еще что-то? Не суть, что именно: в любом случае, мужчина, не разделивший со своей семьей сложности жизни (временные, в данном случае), не может претендовать на мое уважение. В моих глазах это – предательство, тем более, что вместе прожито было 14 лет. 14 лет верного брака.

Я иногда теперь позволяю себе вспомнить прошедшее. Мы с бывшим мужем почти не ссорились никогда, любили и поддерживали друг друга. По крайней мере, я так думала. У каждого есть свои недостатки, но некоторые своеобразные черты характера моего мужа никогда не казались мне поводом к разрыву или порче отношений, потому что семья – это святое для меня. Я воспринимала его таким, какой он есть, действуя, при его нежелании или непонимании предмета, сама. Но насчет переезда все три года он делал вид, что хочет этого.

Судите же сами, каким шоком было для меня его решение остаться в родном южном городе со своими родителями, а не поехать с родными детьми и женой!

Я давала ему шанс все исправить, быть с нами. Его звали дети. Он им даже не ответил на их призыв, а мне сухо сообщил, что не разделяет моих убеждений (?!). То есть, не видит необходимости уезжать в «какие-то болота». И это при том, что речь совершенно о болотах не шла (тут прелестные места!), а своего жилья, без родителей, у нас в городе не было. Снимать квартиру тоже не получалось, так как в южных курортных городах квартиры сдаются по…ну, вы поняли! Заоблачные цены.

С родителями жить было невозможно категорически по многим причинам. Моя идея жить в деревне должна была совместить приятное с полезным. Она была универсальна и четко просчитана в нашем небогатом финансовом ракурсе, решала ряд принципиальных проблем и полностью резонировала морально. Но муж предпочел остаться жить со своими родителями, бросив нас на произвол судьбы, потому что испугался трудностей переезда и холодного климата, чужого региона.

Мы уехали без него, оставив многие, запасенные ранее, необходимые вещи , так как они находились в доме свекрови, и я не могла их взять.

Было осенний ясный и теплый день, когда я села за руль своей потрепанной дорогами машины – дети расположились на заднем сидении, как на лежанке, так как половина салона была забита вещами почти до потолка. Мы тронулись в путь на закате солнечного дня 9 ноября. Впереди нас ждало более 2500 километров пути до нового дома.