Местоположение

Местечко для моего будущего дома Март подобрал превосходное...    

Так как я не ставила перед собой задачу соорудить подземный бункер для БП )) – мой домик не должен был быть схроном или тайным убежищем, следовательно, строительство землянки   мне не грозило, а требования к месту были достаточно мягки и вариативны. Я просто хотела тихое и красивое, недорогое, но относительно комфортное жилье на лоне природы .

Место должно было быть более-менее уединенным, но не особо на отшибе или в глухомани, а просто не в центре суеты или толпы таких же домишек. В радиусе 300 км не должно было быть особо вредных химических производств, портов, больших промышленных городов, важных стратегических и ядерных объектов, атомных станций, ГЭС, ГРЭС и тому подобных сооружений.  От места должно было несложно добираться хотя бы до относительной цивилизации. Нужна была централизованная электроэнергия и близость воды, позволяющая вырыть колодец или бросить насос прямо в источник. Делянка должна была находиться на высоком месте, незатопляемым в половодье. И еще - красота. Я хотела жить в красивом, чистом месте близ леса, но, чтобы и дорога к цивилизации проходила недалеко, в шаговой доступности и не была слишком уж глухой, но, в тоже время, не являлась популярным у экотуристов трактом)).

Сложно, верно? Но Март справился…

Деревенька в 10 домов находилась в трех-четырех километрах от районного центра, представлявшего собой довольно крупный поселок, была окружена с трех сторон тайгой (самой настоящей! С болотами и дебрями, лесными речками!).

 

 С четвертой стороны, с высокого берега простиралась речная и лесная даль на противоположном берегу. Река! Да не просто река, а широкая, рыбная и судоходная в прошлом, теперь – преимущественно только рыбная.

Вдоль одной из «лесных» сторон, по краю таежной «стены», шла грунтовая дорога, соединяющая россыпь мелких деревенек с поселком.

Вот в одной из них, среди душистых трав, сосен, елей и берез, Март приобрел участок для меня на высоком берегу с видом на сто миллионов!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Панорама сияющих далей раскрывалась на юг, а с севера деревеньку защищала от холодного ветра тайга.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Участок, помимо реки, обрамляли текущие из леса узкие ручьи, звеневшие на донышках логов: склоны поросли душистой земляникой, кустами смородины и сладкой ерги.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Круглогодично в деревне проживали два человека: древняя уютная бабушка и 16-летний мальчишка, чьи родители от «хорошей» сельской доли махнули в столицу на заработки, а сына оставили доучиваться в поселковой школе. Раньше была жива еще одна старушка, родная бабушка мальчишки, но весной она умерла, и мальчик остался один.

По дороге в поселок курсировал четырежды в день местный автобус, точнее, два автобуса – пассажирский и школьный, собирая утром редкий деревенский люд и школяров, а вечером отвозя их по домам. Округа жила за счет лесной промышленности: вырубка строевого леса, сплав, лесопилки. Никакого иного производства или предприятия более в районе не существовало, кроме одной свиной фермы, давно подмятой под себя крупным холдингом. В поселке имелись несколько магазинов, вездесущий сбербанк, школа, детский сад, больница с поликлиникой и с самым главным врачом в ней – зубным! Были почта и интернет (не более 3G, но все же!), «Дом культуры» с библиотекой и еще какое-то заведение, пышно именуемое лесным техникумом. Не знаю, чему там учили, мне он показался последним прибежищем местных двоечников. Иногда в ДК крутили фильмы – право же, не представляю, на каком экране.

Но основным развлечением служило…? Правильно! Распитие водки... Под это древнее хобби лейтмотивом шла рыбалка , охота, собирательство грибов-ягод с последующим приготовлением, выращивание картошки на бедном песчаном суглинке, местные свадьбы-рождения-именины-похороны и прочие события.

Поначалу я недоумевала, чем же все-таки живет население? Доход на душу оказывался мизерным, не покрывающим даже минимальных нужд. Конечно, многое восполняла тайга и река – охота давала мясо, река-рыбу, а покосившийся сарайчик во дворе извергал из трухлявого нутра растрепанных анемичных кур. Надо предполагать, что оные были настолько суровы…и неслись, несмотря на многомесячное зимнее заточение… остальное: грибы и ягоды прилагались в качестве пряности )). Овощеводство ограничивалось небольшими лично-подсобными тепличками.

Господи! Как я скучала по сочному, солнечному, ароматному…нет, не ананасу, а помидору! Обычному краснодарскому помидору!

И я решила. Как только доведу «до ума» свою избушку, тоже заведу себе тепличку. И буду выращивать там помидоры. А, может, даже баклажаны!

А пока строилась моя избушка, я снимала квартиру в поселке. Дни были переполнены волнением, хлопотами вперемешку с тоской: разлука с родными местами давала себя знать.

Мне нужен был заработок, так как имеющееся на момент моего прибытия независимое от местной специфики финансирование, было недостаточным для реализации всех моих планов.

Снова передо мной встал вопрос.

Это третий вопрос, на который должен максимально реалистично и с предварительной рекогносцировкой ответить каждый, жаждущий деревенской тишины: как и чем вы будете зарабатывать на жизнь?