ВИДЕОКАМЕРА НА ДНЕ БАЙКАЛА
УСТЬЕ АНГАРЫ онлайн камера
ОСТРОВ ДОЛГИЙ онлайн камера

 

ФОТОРЕПОРТАЖИ

КАРЕЛИЯ

 

 

 

Шуя, Шотоозеро, Порог Кеняйкоски

АДЫГЕЯ

 


 

Фишт и Оштен "Тридцатка"

КРЫМ

 

 

 

Отпуск в Севастополе
Севастополь. Голубая бухта
Севастополь. Херсонесский маяк
Севастополь. 35 береговая батарея
Подземелья Севастополя
В небе над Форосом  

АЛТАЙ

 

 


Восхождение на Белуху

ПОМОРЬЕ

 

 


Внезапный поворот в Туровец на Святой источник

Плюсы и минусы автостопа
Москва - Вологда - Архангельск - Котлас - Великий Устюг - Москва

УРАЛ, ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ

 

 


Невьянск - Верхотурье - Березовский

БАЙКАЛ

 

 

 

Вокруг Байкала
Баргузинский заповедник    
Байкало-Ленский заповедник 
Байкальский заповедник
Прибайкальский национальный парк   
Забайкальский национальный парк
Энтузиасты заповедного дела
Кому и за что платить

ЯКУТИЯ

 

 


Ленские столбы

ЯМАЛ

 

 

 

Ямал - край земли. Метеостанция Гора Рай-Из
Ямал. Путешествие за полярный круг

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ГОРОДА

ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД

 

 

 

История Великого Новгорода
Концы Великого Новгорода
Оборонительные сооружения - Новгородский Кремль
Ярославово дворище
Никольский собор на Ярославовом дворище
Церковь Дмитрия Солунского на Славковой улице  
Церковь Рождества Христова на Красном поле  
Церковь Феодора Стратилата  
Антоньев монастырь
Михайло-Клопский монастырь
Фрески Троицкого собора Михайло-Клопского монастыря

 

ПСКОВ

 

 

 

 

Собор Иоанна Предтечи
Спасо-Мирожский мужеский монастырь   
Церковь Александра Невского 96-го Омского полка

 

ВЕЛИКИЙ УСТЮГ

 

 

 

Великий Устюг
Отдых в Великом Устюге

 

Севастополь. Херсонесский маяк

Все фото поездки по южному побережью Крыма тут

  Херсонесский маяк

Сегодня, когда Министерство обороны Российской Федерации активно вкладывает средства и силы в модернизацию вооружения и средств ПВО, расположенных в республике Крым (а Крым – это автономная республика), конечно, многие военные объекты восстановлены из руин, в которых они пребывали долгих 23 года, построены новые объекты военного и гражданского назначения.

Но я своими глазами увидел во время своего отпуска бывшее до 2014 года запустение на месте одной из важнейших когда-то военных частей СССР , о чем вспоминаю сейчас не без удивления…

Поднявшись с пляжа наверх по обрыву, мы с другом Василем шагали бодро по направлению к видневшемуся поодаль Херсонесскому маяку.

Обрыв медленно понижался в сторону маяка, пока берег не стал совсем покатым. По правую руку за остатками проволочного заграждения возвышались две громадные панели, поставленные на-попа. Они зияли разбитыми вдребезги стеклами и треснувшим бетоном.

Весь периметр выглядел пыльно и заброшено,  отчего-то  вспоминался «Сталкер» Стругацких.

Настоящий постапокалипсический сюр…

Оказалось, что это радиолокационная станция «Днепр».

В советское время она входила в систему радиотехнического узла системы предупреждения о ракетном нападении « Николаев», откликалась на позывной «Карнавал» и контролировала южное и западное направления.

После развала досталась, бедная, Украине. Те ее довели до ручки, но о задачах станции выражались пышно:  эти развалины «…выполняли  задачи телеметрии  космических объектов при Национальном космическом агентстве Украины…»!

Действительно – карнавал, победивший на доброй части земной суши….

Не будем о грустном.

Признаться, у меня слабость к маякам: выглядят они блаженно-одиноко, имеют ключевое значение, да и попросту красивы!

Сколько жадных глаз ищет их в морской штормовой ночи!

Всегда я лелеял мечту – оказаться внутри маяка: за окном ревущее море, ночь и клочья пены, бешеный ураган, а внутри ты, как смотритель, следишь за слепящим глазом, спасительным лучом для всех, кто в море ненастной ночью! Боже, храни корабли!

Берег до маяка пологий и море тут мелкое-премелкое почти на километр: оказывается, специально засыпали глубину, ровняли, прокладывали пологие бетонные спуски для БТРов (они и сейчас сохранились).  Камни на берегу под радиолокационной станцией острые, не обкатаны морем, видно, что привезены издалека и берег засыпался когда-то гравием. На противоположной от станции стороне, за дорогой – «взлётка», то есть военный аэродром с океанариумом (тоже военного назначения – дрессировали боевых дельфинов в советское время, а сейчас изучают благотворное влияние дельфинотерапии на пациентов с различными диагнозам поражения ЦНС). Это так же военная часть, только в океанариуме устроили платные экскурсии, можно поплавать с дельфинами в бухте Казачьей. Бухта Казачья – легендарное место!  Впрочем, тут все легендарное…

На «взлетке» местные авто-берсеркеры устраивали в те года гонки – думаю, что с приходом в Крым России гонки по взлетной полосе ликвидировали. Самолеты-то военные реально садятся на бетонную взлетную полосу, уходящую как стрела, в море, и территория эта принадлежит военной части отнюдь не только на бумаге!

Однако, вернемся к маяку. По мере приближения к оконечности мыса пляж приобретает снова природный характер. По ходу движения мы распугивали чаек. Те взлетали, что-то недовольно крикнув.

Сам по себе Херсонесский маяк стоит на одноименном мысу в расположении очередной воинской части. Неподалеку от него находится знаменитая 35 береговая батарея.

Маяк построен в 1816 году Леонтием Спафарьевым, знаменитым руководителем маяков Финского залива. Почти двести лет маяк служит Черноморскому флоту, встречал победоносные эскадры Ушакова и Нахимова, был путеводной звездой терпящим бедствие, пережил первую оборону Севастополя, революцию и гражданскую войну, видел, как отчалила навеки в эмиграцию императорская Россия, пережил эпохальное землетрясение 1927 года, когда все его 36 толстенных метров раскачивались с девятибалльной амплитудой то ли по Рихтеру, то ли по Бофорту…

Инфа по балльности  http://tarkhankut.com/articles/Bofortnum.html

Стены у основания двухметровой толщины, на уровне маячной комнаты – метр. Маяк трясло и качало, из его фонарной части служители наблюдали далеко в море по направлению к мысу Лукулл широчайшую огненную полосу – всполохи создавали впечатление, что горит море. Что это было, неизвестно до сих пор, но говорят, что во время землетрясений выходящие на поверхность метан и сероводород, соединяясь с кислородом, загораются…

Удивительные рассказы о маяке:

 

Маяк выдержал время, бури, колоссальные ветровые и сейсмические нагрузки, а разрушили его башню окаянные тевтоны – немцы во Вторую оборону Севастополя. Что тут творилось 4 июля 1942 года – страшно представить!

 

В 1950-1951 году башню заново отстроили из железобетона, облицевали белым инкерманским камнем. Отстроили расположенные вокруг служебные здания.

Когда-то фонарь маяка был подобен примусу, работал на керосине, его приходилось чистить, заменять фитиль, заправлять керосином и всячески следить-ухаживать. Прямо в шахте маяка вращал линзу, что усиливала и концентрировала свет лампы, гиревой 200-килограммовый груз, служивший и для работы топливного насоса.

Сегодня лампа маяка кварцево-галогенная, 1000 ватт, линза вокруг нее по спецзаказу изготовлена в 1957 году на одном из харьковских заводов. Проблесковый режим обеспечивается периодическим включением-выключением лампы, а не вращением линзы, как в старые времена.

Свет бьет на 16 миль, выдает световую морзянку со значением СВ ( Севастополь ) длиной в 18 секунд с определенной цикличностью , в башне стоит звукосигнальная установка – наутофон, радиолокационная установка, маяк-ответчик. Дальность действия радиомаяка КРМ–300 свыше 150 миль и тоже подает сигнал СВ для дивиации, определения координат судна. Имеется навигационные системы «Маяк-75» и «Марс», с помощью которых Тарханкутский, Херсонесский, Фиолентовский и Генический радиомаяки координируют свою деятельность, держат связь и помогают кораблям настраивать и проверять свою навигационную аппаратуру.  Маяк включается за час до заката и выключается через час после восхода, но при плохой видимости на море (менее, чем 10 километров) работает и днем.

Все это мне сообщил в подробностях ВВ, пока мы шли по берегу.

Как видите, Херсонесский маяк – крайне важное сооружение.

Но это не значит, что его сколько-нибудь охраняли в тот период.

Как сейчас помню. Вот пост морпехов со стороны моря. Это просто три стены на пляже, сложенные без раствора из плоских обкатанных морем камней, внутри пара камней побольше и на них положены сидения со старых стульев.  Над всем этим хлипким сооружением реет рваная тряпка, долженствующая изображать тент.  Пост хронически пуст и больше напоминает привал морских бродяг, выброшенных штормом на берег.

Никто не встретил нас у маяка. Только волны и ветер, парящая чайка…

Мы протопали по брекватеру: вниз на зеленую лужайку вели ступеньки. Дорожка от входа в башню убегала к постройкам, полностью почти скрытыми зеленью.Кусты и деревья заслоняли наши фигуры, и опять вернулось ощущение отрешенности.

Вблизи маяк просто потряс меня! Белая мощная колонна уходила в синеву неба, на шпиле развевался русский флаг.  По бокам маяка полукруглые ниши как бы давали понять, что когда-то в них стояли чьи-то бюсты или даже целые статуи. Но сейчас ниши были пусты.  Маяк молчал, наверное, спал – ведь должны же маяки когда-то отсыпаться от бессонных ночей?

Стоявший на брекватере Вася окликнул меня и махнул рукой в сторону моря. Я поднялся к нему.

Батюшки! Как великолепно! С бетонной высокой преграды для волн открылась широкая перспектива - море без конца и края на три стороны света!

Было реальное впечатление, что стоишь на острове. И мне опять вспомнились Стругацкие, но на этот раз «Солярис». Мыслящий океан.

Всю мою романтику поломал ВВ (как всегда, впрочем!)

- Смотри строго на запад, прямо на море! Что видишь?

- Ну-у…какая-то полоса на воде: с южной стороны от нее вода темнее, а с северо-западной и к северу – светлее.  А что это такое?

- А это, братец, встречаются холодное южное течение и теплое северо-западное, вот и получается, что сверху вода разного цвета. А еще аккурат по этой линии идет мель мили на две в море. И на эту мель с древнейших времен напарывались в бурю корабли, если капитан был полным болваном. Знаешь, сколько там добра на дне?- Васька мечтательно посмотрел на морскую гладь и резко выдохнул:

- Копать некому!

Досадная мысль о пропадающем добре не давала, видно, ему покоя всю обратную дорогу, потому, что он трещал безумолку о разных историях, поразительных находках, о местных черных археологах.

 Действительно, крымская земля полна артефактами – самые разные народы в разное время населяли ее, воевали, любили, жили, грустили и радовались, богатели и нищали, грабили и созидали… В севастопольской земле запросто можно откопать и древнюю античную статуэтку или кувшинчик, и какую-нибудь французскую бутылку из-под бургундского времен первой обороны, или же вообще неразорвавшийся снаряд периода Великой Отечественной. И находят. А уж пуговиц-бусин-патронов-монет и пуль не счесть!

Черный антикварный рынок в Крыму весьма оживленный, но, разумеется, вовсе не публичный.

Есть даже своего рода очень прибыльное дело – копать в херсонесском заповеднике, но не в земле (кто же даст? а в море, на мелком месте, пропуская через свои руки тонны гальки и песка, чтобы найти какую-нибудь золотую крапинку, элемент застежки или ожерелья, серьгу или золотую монету. Золото не темнеет в морской воде – его хорошо видно.

У корешей моих дома оказались две коробки из-под обуви, забитые античными и просто старинными монетами, а на полках над столом вообще уйма всего интересного! Только вот редких и хорошо сохранившихся монет попадается крайне мало: море обкатывает медь, бронзу и серебро до состояния гладкого плоского голыша. В темных  плоских кусочках металла трудно узнать великолепную античную чеканку. Но иногда бывают находки!

Мы искупались и сели отдохнуть на камнях, попивая прохладное пиво (Василь предусмотрительно опустил бутылки в какую-то щель между камеями, чтобы пиво не грелось). Он рассказывал разные истории грубовато, но интересно, что называется «в лицах». Я слушал его и внезапно понял, насколько Васька счастливый человек!

День перевалил за полдень, надо было возвращаться. Нас ждала к обеду Вера – Васина жена. На обратном пути мы немного задержались – надо было посмотреть

  35 береговую батарею

 

Все фото поездки по южному побережью Крыма     тут