ВИДЕОКАМЕРА НА ДНЕ БАЙКАЛА
УСТЬЕ АНГАРЫ онлайн камера
ОСТРОВ ДОЛГИЙ онлайн камера

 

ФОТОРЕПОРТАЖИ

КАРЕЛИЯ

 

 

 

Шуя, Шотоозеро, Порог Кеняйкоски

АДЫГЕЯ

 


 

Фишт и Оштен "Тридцатка"

КРЫМ

 

 

 

Отпуск в Севастополе
Севастополь. Голубая бухта
Севастополь. Херсонесский маяк
Севастополь. 35 береговая батарея
Подземелья Севастополя
В небе над Форосом  

АЛТАЙ

 

 


Восхождение на Белуху

ПОМОРЬЕ

 

 


Внезапный поворот в Туровец на Святой источник

Плюсы и минусы автостопа
Москва - Вологда - Архангельск - Котлас - Великий Устюг - Москва

УРАЛ, ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ

 

 


Невьянск - Верхотурье - Березовский

БАЙКАЛ

 

 

 

Вокруг Байкала
Баргузинский заповедник    
Байкало-Ленский заповедник 
Байкальский заповедник
Прибайкальский национальный парк   
Забайкальский национальный парк
Энтузиасты заповедного дела
Кому и за что платить

ЯКУТИЯ

 

 


Ленские столбы

ЯМАЛ

 

 

 

Ямал - край земли. Метеостанция Гора Рай-Из
Ямал. Путешествие за полярный круг

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ГОРОДА

ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД

 

 

 

История Великого Новгорода
Концы Великого Новгорода
Оборонительные сооружения - Новгородский Кремль
Ярославово дворище
Никольский собор на Ярославовом дворище
Церковь Дмитрия Солунского на Славковой улице  
Церковь Рождества Христова на Красном поле  
Церковь Феодора Стратилата  
Антоньев монастырь
Михайло-Клопский монастырь
Фрески Троицкого собора Михайло-Клопского монастыря

 

ПСКОВ

 

 

 

 

Собор Иоанна Предтечи
Спасо-Мирожский мужеский монастырь   
Церковь Александра Невского 96-го Омского полка

 

ВЕЛИКИЙ УСТЮГ

 

 

 

Великий Устюг
Отдых в Великом Устюге

 

В небе над Форосом

Все фото поездки по южному побережью Крыма тут

 

 

 

 

 

Церковь Воскресения Христова в Форосе.

Есть на южном побережье Крыма одно место, совершенно особое, поражающее не только своей красотой, но и значимостью событий, с ним связанных. Если ехать от Севастополя по старой ялтинской трассе Т2909, то на повороте  к форосскому серпантину  близ поселка Форос открывается вид на церковь Воскресения Христова или, как еще говорят, - Воскресенскую форосскую церковь.
Она стоит на вершине Красной скалы, как на ладони, открытая небу и ветрам, на нее любуются горы, а фоном служат зеленый ковер горных лесов и синее до горизонта море.
Это необычное место и необычный храм.

 

 

 

 

 

Южный берег Крыма. Форос. Церковь Воскресения Христова. 2013 год.

Обрывистая  Красная скала породила нелепую легенду о конях, понесших невесту (дочь местного купца), которые, якобы, остановились над обрывом, как вкопанные, и - молодая девушка была спасена, а в честь ее спасения благодарный отец выстроил храм Богу там, где остановились взбесившиеся лошади. А Красной скалу назвали, якобы, потому, что подружка-завистница  невесты, не удержавшись от толчка, выпала из открытого экипажа и полетела вниз на камни - кровь ее окрасила их в красный цвет.
Может и есть отзвук когда-то бывших где-то в другом месте событий в этой легенде, но Воскресенская церковь имеет куда более значимую и потрясающую историю. Ничего из глупой байки советского периода к ней не относится - действительность многозначительнее, пронзительнее и интереснее сказок.

 

 

 

 

 

Южный берег Крыма. Форос. Церковь Воскресения Христова. 2013 год.

В 50-х годах XIX века после постройки военными строителями дороги Севастополь-Ялта началось интенсивное освоение Фороса и всего южного побережья, строительство прекрасных дворцов и имений.
На дороге был выстроен портал, вход на Южный берег Крыма - Байдарские ворота.

 

 

 

 

Байдарские ворота. Архитектор К.И. Эшлиман. Фото из книги Н. Калинина, М. Земляниченко. "Романовы и Крым"

Расцвет этих благодатных земель на самом прекрасном краю империи неразрывно был связан с именем императора Александра III . Поэтому неудивительно, что местный "чайный магнат" и фарфорозаводчик А.Г.Кузнецов, откликаясь на просьбу Православной общественности окрестных селений, заказал проект Православного храма у известного академика архитектора Николая Михайловича Чагина в честь чудесного избавления императора АлександраIII и августейшей семьи от напрасной смерти при крушении поезда на станции Борки Курско-Харьковской железной дороги 17 октября 1888 года. Поезд следовал из Крыма в Петербург, сошел с рельсов, но император, милостью Божией, голыми руками удерживал обрушившуюся крышу, пока все члены его семьи не выбрались из развороченного вагона наружу. Ходили слухи о преднамеренном покушении, подозрения имели основания. Потрясенный этой историей, Александр Кузнецов, испросив высочайшее разрешение, строит храм на самом краю бросающейся в глаза Красной скалы. На закате солнца светлые скалы приобретают алую окраску, отсюда и название скалы.
Место, где построен храм, и время постройки как бы говорят о том, что, вот - жизнь человека, императора, от которого зависят судьбы одной пятой части земного шара, была на краю и могла кроваво прерваться, повлечь за собой беды и неурядицы в целой империи, но чудесным вмешательством Божиим спасся царствующий дом! Спаслась вместе с ним Россия и еще долгие времена будет восхвалять создателя!
Кузнецов не скупился. По оценочной ведомости, строительство храма обошлось в общей сложности в 50 000 золотых рублей, церкви было приданы в собственность  2,5 десятины земли, построены на участке два дома - для семьи священника и для причта, внесен на содержание храма в хозяйственный отдел Священного Синода капитал в 50 000 рублей.
Храм вышел на славу! Освятил его  4 октября 1892 года епископ Таврический Мартиниан в присутствии огромного стечения народа, лучших людей края, столичных гостей и Обер-Прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева.
А дальше начался пролог к Вечности.
Все служители Божии, имеющие прямое отношение к церкви Воскресения Христова в Форосе, трагически пострадали на своем посту. Три мученические смерти.
Первый настоятель форосской  церкви, о Павел Ундольский, родом из Владимирской губернии и рукоположенный Владимирским архиепископом, был репрессирован в 1924 году и сослан в Сибирь, где и погиб.  Судьба его осталась неизвестна, храм был ободран до нитки, все ценности вывезены, драгоценные иконы безследно пропали.

 

 

 

 

 

 

Церковь Воскресения Христова. Начало XIX века

 

 

 

 

 

Байдарская дорога близ Фороса.
В освобожденном Крыму.
1944 год.

В 1934 году церковь купил санаторий "Форос" у ялтинского Райзо, в ВОВ в ней прятались партизаны, а местные жители приходили тайком молиться перед уцелевшими фресками.
Фашисты устроили конюшню в ней и копытами лошадей выдолбили весь мозаичный пол, выдрали подоконники из каррарского мрамора, а после войны и освобождения Крыма безбожные власти устроили в ней ресторан.
Интересна история с Хрущевым. В поездке по Крыму генсек сопровождал шаха Ирана и пригласил высокого гостя отобедать в храме-ресторане.
Но иранский шах оказался мудрым человеком. Когда он увидел храм, то категорически отказался обедать в нем, потому, что ресторан в месте, посвященном Богу, являлся для него кощунством. Обед не состоялся и шах уехал, а разочарованный Хрущев приказал снести ресторан. Вместе с ним едва не снесли и церковь.
В 60 годы в храме был склад, потом его опять чуть не снесли из-за стройки выше по горе, храм горел, его судьба висела на волоске, пока жители Фороса не возмутились действиями властей, подали прошение, и храм взяли на учет как исторический памятник. Реставрационные исследования проводились впервые в 1987 году Севастопольским отделом "Укрреставрации", тогда же церковь вернули верующим. Службы велись одновременно с реставрационными работами, начавшимися официально в 1987 году, а практически  в 1990.
Служить в храм Воскресения Христова пришел в 1990 году молодой 24 -летний священник отец Петр (Посаднев). Заветной мечтой его было с детства - восстановить форосский храм из руин, создать здесь, в Крымских горах, новый Афон, монастырь у Байдарских ворот, поэтому он отверг более легкие предложения из епархии принять для служения Покровский или Владимирский храм.
В деле восстановления Воскресенского храма самым первым сподвижником молодого пастыря был его отчим Вячеслав Васильевич: подмели разбитый пол, вынесли мусор, полуразрушенную церковь подготовили к Празднику Троицы, как могли. Звонкой крымской зеленью и цветами украсили ее, потом поехали по окрестным селам приглашать жителей на Праздник. К утренней службе съехались и севастопольцы, и фороссцы, поселяне Орлиного, Меласса и других близлежащих сел.
Радостным был этот день!
После Троицкой службы у молодого иеромонаха появилось много помощников, некоторые приезжали издалека, из Москвы. Каждое воскресение после службы собирались в помощь реставраторам простые прихожане, обустраивали и облагораживали околохрамовое пространство, обрабатывали землю и садили цветы, помогали строителям. Отчим продал дом в Донецкой области и пожертвовал вырученные деньги на реставрацию церкви. Становился популярным возрождающийся храм в Форосе: фото храма публиковали журналы и Интернет-ресурсы. Но церковь на одинокой скале притягивала не только своей красотой, но и проницательностью и добротой настоятеля. Отца Петра любили искренне, в том числе, за его Веру и кристальную нравственную чистоту, открытость сердца. Он притягивал к себе удивительной чуткостью так, что совершенно незнакомые люди проникались трепетным его отношением к своему Служению, становились постоянными прихожанами. Церковь хорошела, сияла золотыми куполами и крестами, цветными стеклами витражей.

 

 

 

 

 

Южный берег Крыма. Форос. Церковь Воскресения Христова. 2001 год.

Восстановление храма длилось почти семь лет и подходило к завершению. Был заказан новый иконостас - резной, дубовый, воссозданный по старинным рисункам и чертежам. Иконостас был подарком московских духовных чад отца Петра.
"Вот установлю иконостас, а меня уберут. Сюда придут другие, я чувствую это", - не однажды говорил в кругу друзей отец Петр. "Да куда ж ты денешься?" - удивлялись друзья.
Множился приход. На Красную скалу стали стекаться туристы.
Отец Петр чаял установить иконостас к Празднику Преображения Господня, но не успели и Литургию служили в притворе, куда вынесли Престол.
Это был солнечный день! Отец Петр, к тому времени получивший сан архимандрита, весь сияющий, стоял у входа в храм - таким его запомнили собравшиеся во дворе храма прихожане. Праздничная Литургия на Преображение стала последней службой отца Петра.
Ночью 20 августа 1997 года архимандрит Петр был зверски замучен и убит в своей келье.
Ему было всего 31 год.
Убийц быстро отыскали: рецидивист Картамышев и дезертир Юрий Неумывако. Ялтинское следствие выдвинуло версию " с целью ограбления", но она не выдерживала критики, было много несоответствий и нестыковок, странностей в следствии.
Симеизская милиция, приехавшая первой на место преступления, прихватила не только вещественные доказательства, но и кое-что из личных вещей отца Петра и кругленькую сумму, принадлежавшую реставраторам. К слову сказать - убийцы и "воры" эти деньги не взяли. Может быть, не знали о них…Или им были нужны не деньги.
Формально следствие было закончено поимкой исполнителей преступления. Но позже, судья, при встрече с матерью отца Петра Валентиной Александровной Посадневой, целуя ей руку, признался, что еще не пришло время знать правду. Видимо, операция по устранению неугодных священников готовилась давно, поскольку прошла утечка информации: отца Петра предупреждали об опасности, так как существовали доказательства того, что у него хранились материалы с секретной конференции о готовящемся расколе УПЦ МП. В середине 1990-х годов этот вопрос стоял очень остро.
После следствия осталось много вопросов, на которые так и не найдены были ответы. Большинство людей, хорошо знавших архимандрита Петра, были убеждены в политической и заказной подоплеке этого убийства. Крымский писатель Марк Агатов во всеуслышание открыто говорил об этом. О потрясающей слепоте крымской Фемиды и прочих нестыковках в деле писали многие газеты.
Со смертью отца Петра убийства не прекратились.
Монах Олимпий, живший в вагончике при Воскресенской церкви, вышел в сумерки включить подсветку в храме и увидел во дворе людей в форме спецназа. Он узнал одного из них в лицо. "Спецсназовец" имел отношение к убийцам отца Петра, был замечен с ними еще до преступления, поэтому монах Олимпий испугался и убежал в лес. О происшедшем он рассказал правоохранителям, но поставил условием, что имя узнанного пособника убийц назовет только в Верховном Суде. За две недели до Верховного Суда монах исчез. Тело его нашли на Мекензиевых горах, страшно изуродованным. Опознать его удалось только по приметному нательному золотому крестику - подарку отца Петра. Крест делался настоятелем форосского храма на заказ, их было всего несколько штук ручной работы одного ювелира, знакомого с отцом Петром.
Прошло довольно много времени с момента убийства, когда ясным летним днем матери отца Петра позвонили, назвались и предложили видеозапись о том, как мучили убийцы ее сына: на видеозаписи были лица всех убийц, а не только тех, кого судили. Валентина Александровна, не дослушав, положила трубку и долго еще стояла на коленях перед домашними образами, молилась.
А, спустя несколько дней, по севастопольским СМИ передали о поимке в Камышовой бухте опасного бандита, чьим именем представился звонивший обладатель видеозаписи. Утечки, как и разборки продолжались.
После убийства отца Петра настоятелем Воскресенской церкви стал отец Евгений, присланный из Львова еще при жизни настоятеля. Он сразу организовал во дворе церкви магазин, бойко торгующий крымскими винами, а рядом небольшой ресторан с очень вкусной кухней. Приход стал очень доходным. Туристы так и толпятся здесь, потрясающая красота природы и здания храма способствуют этому…
Но как ни старались духовные чада похоронить любимого батюшку во дворе восстановленной им Воскресенской церкви, но не удалось, последовал запрет сверху.
Архимандрита Петра похоронили в Севастополе на новом кладбище на "пятом километре". В его день рождения 5 марта, в день памяти 20 августа и в дни Ангела 5 января и 6 сентября у его могилы собираются единой Православной семьей духовные чада и прихожане Воскресенского храма, приезжают паломники из Молдавии, монашествующая братия Афона и другие православные люди со всех концов матушки России. Приезжают чающие исцелений от наркотиков и греха пьянства, так как уже эти исцеления происходили на месте упокоения отца Петра. Его могила всегда в цветах, горят свечи, люди молятся крымскому новомученнику о помощи и получают ее.

Прошло семнадцать лет с момента убийства архимандрита Петра.
За это время форосская церквь Воскресения Христова стала визитной карточкой Южного берега Крыма и "жемчужиной" полуострова, а у ее входа красуется табличка с информацией для туристов, что деньги на восстановление храма пожертвовал Леонид Кучма. Ни слова о настоящих жертвователях, ни слова о зверски убитых настоятелях и служителе храма. Ни слова о пронзительной и смертельной борьбе добра и зла на поле сердец человеческих...

 

Все фото поездки по южному побережью Крыма      тут